В данной версии браузера некоторые элементы сайта могут отображаться некорректно. Рекомендуем вам обновить браузер на: Google Chrome
X
http://ligaks.ru/3/eeeeehttp://vkk-journal.ru/http://profikpk.ru/fundhttp://ligaks.ru/3/5/122/sovmeglvks/woccuhttp://profikpk.ru/?utm_source=liga&utm_medium=banner&utm_campaign=bannerhttp://profikpk.ru/marketing-conf?utm_source=liga&utm_medium=banner&utm_campaign=bannerhttp://ligaks.ru/3/liga_kr/1/forum_osnov/XII_forum_ks_rossii/itogi_forumks_2018


Назад



Крестьянская кредитная кооперация на Алтае
Кредитная кооперация на Алтае  с 2010 года


До сентября 1910 года Алтай, являясь частью Томской губернии, входил в ведение Томского отделения Государственного Банка России. Как известно, крестьянской кредитной кооперацией руководила инспекция мелкого кредита, cтруктурное подразделение в отделении Банка. Главным лицом при организации и деятельности кредитных товариществ был инспектор мелкого кредита, обычно опытный чиновник, довольно высокого классного чина, с высокой зарплатой, назначавшийся Управлением по делам мелкого кредита Министерства финансов России. Инспектор мелкого кредита большую часть своего рабочего времени проводил в поездках по селам и деревням, где организовывал кредитные или ссудно-сберегательные товарищества, обследовал уже созданные и работающие, разбирался в уровне развития крестьянских хозяйств прямо на месте. При приезде в Барнаул инспектор вел обширную переписку, истребовал и проверял отчеты и балансы товариществ.
 
До 1910 года на Алтае встречаются два инспектора мелкого кредита - это Василий Яковлевич Медведев, организовавший в 1902 году Тоуракское кредитное товарищество в Бийском уезде, и Михаил Андреевич Парникель. К сожалению, подробные сведении об В.Л.Медведеве найти не удалось, а вот личность и результаты деятельности  Михаила Андреевича Парникель представилась возможность осветить.
 
В 1910 году М.А. Парникелъ шел 61 год, он был родом из потомственных дворян Минской губернии, имел семью, детей - дочь и двух сыновей, всю жизнь проработал в Сибири. Несмотря на солидный возраст, Парникель ведет активную деятельность по организации кредитной кооперации, проводит время в постоянных разъездах. 23 февраля 1911 года пишет, что очень редко бывает дома в Барнауле.
 
Кстати, Парникель писал свои письма весьма хорошим стилем. 2 марта 1911 года Парникель пишет в Бийск инструктору конторы Союза Сибирских маслодельных артелей, который интересовался какой тип товарищества более подходит крестьянам (имеется в виду кредитные или ссудно-сберегательные товарищества). "Отвечаю вам только на один вопрос, адресованный по моему пониманию, какая организация предпочтительнее: кредитные или ссудно-сберегательные товарищества! У нас существуют по этому поводу масса разногласий: за границей, как вам известно, два аналогичных направления этого рода учреждений прошли через всю историю развития мелкого кредита. Что же касается меня, то я так рассуждаю: а) все виды мелкого кредита, все организации равно хороши, если они обставлены соответствующими нуждами, силами и работают не уклоняясь от существа своею назначения, б) так как сословный тип грешит замкнутостью, то в нем есть меньше шансов на прилив интеллектуальных сил со стороны, что конечно значительно сокращают его шансы, в) ссудно-сберегательное товарищество несколько сложнее по инструкции счетоводства и делопроизводства. Упования на то, что кооперация состоящая из единиц, имеющих свою лепту в оборотных средствах будет внимательнее относится к своему  учреждению и подымает взносами свой актив - чистейшая фикция... К чему так долго говорить! Кому угодно копить, тот может положить свои сбережения на вклад и этим одновременно питать оборотные средства учреждения, г) свободными от этих возможных упреков, но далеко не гарантирующею совершенство постановки дела, является тип кредитных товариществ. Главную же обеспеченность успешных действий следует искать конечно, не в форме кредитного учреждения…”
 
К сожалению, Парникель не закончил в письме своей мысли, не высказался в чем же следовало искать "успешности" крестьянскому хозяйству.
 
В сентябре 1910 года открывается Барнаульское отделение государственного Банка, в частности, 28 сентября 1910 года издается приказ о назначении Управляющего отделением Всеволода Константиновича Моравского, а чуть раньше, 21 сентября, Моравский выехал для принятия дел из Вильно, где также был управляющим отделением Государственного Банка. Во вновь открывшееся отделение переходит работать и Парникель, вся инспекция существует только в его лице. В конце 1910, начале 1911 года Парникель, распространяя на Алтае идею содействия создания в Москве Народного Банка, писал: "... принять меры к оповещению и склонению товариществ к активному участию в организации Банка путем одной переписки мудрено. Не требует доказательств, что ценнее в пропаганде: личное влияние или, что все равно, поездка на место. Только живым словом и личным воздействием возможно уяснить тяжелому уму крестьянина ту громадную пользу, каковую товарищества обретут в Банке и ту ничего не значащую денежную лепту,  которую придется уделить от своих благ, чтобы стать акционером. Но я весь, преданный раб идее создания народного Банка, и муками терзаюсь от невозможности предпринять то, что необходимо, возможно и должно сделать товариществам".
 
В мае 1911 года в Барнауле по инициативе и по программе Парникель и других кооперативных деятелей состоялся съезд представителей всех существовавших в крае кооперативов ("у нас их много и тенденция их не ослабевает"), где и собирался выступить со словами о Народном Банке М.А. Парникель. В это время товарищества испытывали большую потребность в кооперативной литературе, образцах примерных, или как тогда говорили нормальных уставов. Парникель в переписке с Москвой просил выслать 100 экземпляров уставов кредитных  товариществ. Товариществам в исследуемый период было нужно главное - деньги, временную помощь деньгами товарищества могли получить в своем Народном Банке. Активный процесс  строительства кредитной крестьянской кооперации идет по всему Алтаю. В Змеиногорском уезде - громадной административной единице, издавна входившей в Алтай, в декабре 1910 года ходатайствовали об открытии Хлопуновского ссудно-сберегательного товарищества, было разрешено к открытию Кузнецовское кредитное товарищество, с августа 1910 года действовало Курьинское кредитное товарищество. С этого же времени действовало Ново-Шипуновское товарищество, Шипуновское кредитное товарищество, Белоглазовское, Краснощековское и другие.
 
В то же время в процессе организации, т.е. обследования и рассмотрения, находились материалы Маслянинского ссудно-сберегательного товарищества, Зимовского    кредитного    товарищества,    Знаменского,    Плотавского, Петропавловского,  Лотошинского,  Хорошенского,  Чернаковского,  Травно-Озерского кредитных товариществ.
 
В это время крестьянство было серьезно заинтересовано в распространении знаний о товариществах, кооперативах, потоком идут письма крестьян об оказании помощи в открытии товариществ, присылки экземпляра нормального устава. Единственной известной крестьянам брошюрой в этот период была брошюра Бородаевского "Сборник но мелкому кредиту", её постоянно просили прислать крестьяне.
 
В это время на Алтае была довольно развитая инфраструктура маслодельческих артелей и потребительских лавок при них, входящих в Сибирский Союз Маслодельных Артелей. Однако крестьяне пристальное внимание проявляли к кредитной кооперации, как источнику денежных средств. Бийский инструктор из конторы Сибирского Союза писал, что крестьяне села Тойкинского и Сетовского поручили ему обратиться к инспектору с просьбой об открытии товарищества: "Селения богатые, артели ведут сравнительно хорошо. Найдутся люди для ведения дела кредитного товарищества. У меня нет ни уставов кредитного товарищества, ни наставлений необходимых при открытии. Вот почему очень прошу Вас, Михаил Андреевич / Парникель / отправить им все необходимое по прилагаемым адресам".
 
Поступали запросы и не по адресу. За помощью в устройстве потребительского кооператива обращался из села Каяушка учитель церковноприходской школы. 1 нюня 1911 года учителю был дан ответ, что справки по интересующему Вас вопросу Вы можете получить из правления Барнаульского потребительского общества "Труженики".
 
Из Новичихи ходатайствовали об открытии ссудно-сберегательной кассы, прилагая текст мирского приговора подписанный грамотными крестьянами собственноручно, десять же крестьян были неграмотными и за них подписались по доверенности. Об открытии кредитных товариществ ходатайствовали из Малышевского волостного правления, из деревни Шадринцевой Боровлянской волости.
 
Священник села Панфилонского, Боровской волости, Барнаульского уезда в июле 1911 года писал: "По просьбе моих прихожан я намерен организовать в селе кредитное товарищество", далее просил прислать два экземпляра уставов кредитного товарищества, бланки, и печатные издания, относящиеся к данному предмету. Через несколько дней инспектор выслал священнику несколько брошюр по организации учреждений мелкого кредита, а также бланки ходатайства. Заполните их и присылайте в инспекцию в Барнаул, коли что и будет неправильно - неважно. В это время, с 10 апреля 1911 года, за Парникель в инспекции было другое лицо. Парникель тяжело болел, у него произошел инсульт и левая половина тела и лица была, парализована. 6 августа 1911 года инспекция получает письмо Паклинского сельского старосты Исина из Нижне-Кулундинской волости, Барнаульского уезда: «прошу выслать устав об открытии кредитного товарищества». Через два дня – 8 августа 1911 года ему уже выслан устав. Однако, крестьяне этой деревни  просили прикрепить их к уже действовавшему Баевскому кредитному товариществу. Вместе с уставом 8 августа крестьян извещают: «…что деревня Паклина вошла в район деятельности Баевского кредитного товарищества, а потому жители деревни Паклиной могут быть принимаемы в члены упомянутого товарищества наравне с другими крестьянами волости…»
 
Подобных ходатайств о присылке уставов, бланков, брошюр, о регистрации товариществ в период после 1910 года поступают десятки. На Алтае полным ходом идет строительство крестьянской кредитной кооперации. Назвать количество действующих кредитных кооперативов в это время весьма сложно, т.к. их число постоянно растет. О числе работающих товариществ, их адресах инспекцию мелкого кредита постоянно запрашивают различные торговые фирмы и кооперативные союзы. Так «Торговый дом А.Б.Майер. Семейная торговля» 4 октября 1911 года запрашивал: «Милостивый государь. Имеем честь покорнейше просить Вас выслать нам список адресов кредитных товариществ, находящихся под вашей инспекцией, каковые нам было бы желательно получить для рассылки наших каталогов и плакатов. Расходы по пересылке, по извещении о сумме, мы готовы немедленно возместить».
 
Списки и почтовые адреса запрашивают: Бюро Харьковского общества сельского хозяйства, международная компания жатвенных машин в городе Чикаго, Соединенные Штаты Америки. Правление для Западной Сибири в Омске: «…покорнейше просит Вас не отказать в вашей любезности дать нам список функционирующих в настоящее время ссудно-сберегательных и кредитных товариществ, указавши село, волость и уезд. Заранее принося Вам нашу благодарность».
 
Об адресах просил Каменский склад сельскохозяйственных машин переселенческого управления, Московское общество сельского хозяйства, Барнаульский склад сельскохозяйственных орудий и машин переселенческого Управления, Бийский склад сельскохозяйственных орудий и машин.
 
Адреса кредитных товариществ были нужны фирмам, торговым домам, обществам, т.к. товарищества были потенциальными торговыми партнерами. Если крестьянин лично не мог купить хорошие семена, породистый скот, сельскохозяйственные машины, то, будучи членом кредитного товарищества, он превращался в полноценного покупателя, получая в товариществе ссуду и через него же приобретал машины и орудия. Это были деловые настоящие отношения.
 
В декабре 1912 года Акционерное общество "Джонсон Гриебз и К°" с главной конторой и центральными складами для Сибири в г.Омске предлагало на сельскохозяйственный сезон 1918 года следующие: сельскохозяйственные машины и орудия своего  завода в Бердянске, правда довольно дорогие - самосбрасывающая жнея " Ласточка-идеал" за 125 рублей, жатка "Ласточка" за 115 рублей. Рядовые сеялки с патентованными стальными острыми сошниками со шлифованными боками от 7 рядовой до 13 рядовой от 60 руб. до 116 руб. Немецкие плуги по типу Сакка со шлифованными отвалами от 19 руб. до 24 руб. Подъемные буккеры от 52 до 62 руб., двухлемешные подъемные плуги для Алтайских черноземов с зеркально полированными панцирной стали отвалами от 32 до 36 руб. Вновь подъемные буккеры, зигзаговые бороны из коробчатой стали от 7 до 20 руб. и многая другая техника. Это была современная и качественная по тому времени техника, для крестьянина из-за дороговизны почти недоступная, но будучи членом кредитного товарищества, крестьянин мог купить и как убедимся ниже, покупал такую технику. Да и условия оплаты были выгодны, три четверти стоимости заказа уплачивалось в два срока, равными частями: 1 ноября и 1 декабря года заказа, а одна четверть уплачивалась 1 декабря следующего года. Вся сумма долгов покрывалась срочными векселями или платежеспособными расписками.
 
В материалах находятся многочисленные благодарности инспектору за сообщение адресов кредитных товариществ. Согласно справке от 3 сентября 1911 года, на Алтае работали: кредитных товариществ - 28, ссудно-сберегательных товариществ - 3, волостных ссудно-сберегательных касс - 2, один волостной Банк в Будырках. Всего на Алтае в это время было 34 учреждения мелкого кредита.
 
В 1912 году произошел наибольший рост кредитных товариществ, их стало 71, а общее количество кредитных товариществ в Томской губернии вместе с Алтаем достигло 150. Одной из причин роста кредитной кооперации в 1912 году был неурожай 1911 года. В это время правительство России направило в Западную Сибирь 20 инспекторов мелкого кредита. Кредиты крестьянам на неурожай выдавались в основном  через организовывающиеся  кредитные  товарищества,  порядок регистрации которых был упрощен, да и сам размер кредита крестьянам был увеличен.
 
Как видно на примере нескольких кредитных товариществ, крестьяне получили возможность пользоваться выгодным кредитом: даже при размере кредита в 30-50 рублей, это была значительная сумма. Цены на скот в 1911 году в Барнаульском уезде были следующие: лошадь стоила от 35 до 70 руб., корова или бык от 18 до 40 рублей, овца от 2 до 6 рублей, свинья от 3 до 20 руб.
 
Крестьяне на полученные ссуды приобретали на сельскохозяйственных складах переселенческого управления импортные сельскохозяйственные машины: плуги Гена и Сакка. дисковые сеялки Мак-Кормик, сенокосилки, самосброски и жнейки той же американской фирмы Мак-Кормик, Аеринга и Осборн, молотилки и машины завода Эльворти, отечественные машины-веялки с завода Уфимского земства и куколе-отборники Гейде или Клейтона. Эти же машины приобретали и сами товарищества, а затем продавали крестьянам, или организовывали прокатные пункты. В развитии крестьянской кредитной кооперации наступал период строительства следующего уровня - союзов.
 
         Обратимся к старейшему ссудно-сберегательному товариществу в Барнауле. Как известно, оно организовалось по особо разработанному устану 17 мая 1899 года и называлось - Барнаульское ссудно-сберегательное товарищество. Товарищество возглавлялось правлением, приемным советом - особым органом кооператива, который занимался приемом в члены товарищества желающих, рассматривал состояние их хозяйства, финансов. Состав совета обновлялся каждые шесть месяцев. В товариществе была и ревизионная комиссия. Следует сказать, что Барнаульское ссудно-сберегательное товарищество не было мощным, не имело мощных капиталов - словом настоящее трудовое товарищество. В 1909 году в товариществе состояло 113 членов, в этом году в товарищество желало вступить 15 новых членов, но приемным советом было принято только 10 человек. Из членов товарищества по причине смерти выбыло два члена, четыре вышли по собственному желанию. По причине неуплаты в срок взятых ранее ссуд из членов товарищества были выведены 30 членов. К 1 января 1910 года в товариществе состояло 87 человек, из них только 72 внесли паевые взносы. 1909 год был начат с прибылью 337 руб. 86 коп., но в течение года за 12 членами появилось просроченных ссуд на 7б3 руб 49 коп. Прибыль в товариществе образовывалась за счет процентов, уплачиваемых за пользование ссудами и от начислений от просроченных ссуд, Из этой прибыли и формировался основной, запасной и иные капиталы. Вернемся к 1 января 1910 года, Паевые взносы составляли 4399 руб. 59 коп. Кроме того, товарищество принимало и вклады своих членов, их было 388 руб. 22 коп. Запасной капитал составлял 600 руб. 42 коп., а со всеми иными средствами товарищество располагало 7247 руб. 27 коп.
 
Государственная надзорная инстанция в лице инспекции по мелкому кредиту вмешивалась в экономическую деятельность товарищества один раз в год и всего одним документом - "отношением", которое вручалось под отрывную расписку. По этому отношению товарищество было обязано предоставить финансовый отчет за год. Если основной капитал товарищества не превышал 10 тыс. рублей, как и было на самом деле, товарищество освобождалось от всех налогов, а в отношении кооперации от промыслового налога в пользу казенной палаты.
 
Товарищество возглавляло правление из трех лиц, которые по очереди избирались председателями правления: в 1909 году избран барнаулец С.Пешков, а в 1910  - А.Грохотов. Пешков же стал членом правления вместе с П.Баяновым. В 1912 году объемы деятельности товарищества несколько уменьшились - баланс составил всего 4684 руб. 38 коп.
 
В 1916 году баланс стал еще меньше 3708 руб. 18 коп, прибыль составила всего 225 руб. 58 коп. По-видимому, это следствие многих причин, но главной причиной была, конечно, война.
 
С 16 ноября 1918 года инспекция по мелкому кредиту через Барнаульскую милицию /колчаковскую/ начинает разыскивать товарищество по всему Барнаулу и, надо сказать, безуспешно. Своего помещения у товарищества не было. Ведь в кредитной кооперации помещение не главное, денежный ящик обычно хранился у председателя правления. На справках по розыску товарищества находятся штампы и подписи начальников милиций второго, третьего и пятого районов г. Барнаула. 29 апреля 1919 года участковый начальник милиции 5 района г.Барнаула, в присутствии двух понятых, составляет протокол о том, что: "Правление ссудно-сберегательпого товарищества в 5 участке не существует... здание не установлено и имущество не обнаружено". Однако председателя  правления Николая Александровича Галатина все же находят, он служащий бухгалтер-инструктор в земской губернской управе. Галатин и пишет последний документ товарищества, известный истории. 5 августа 1919 года дает расписку, кстати, очень небрежно, в том, что отношение Томской казенной палаты за № 5849 от 24.02.19 года им получено. После этого следы Барнаульского ссудно-сберегательного товарищества в истории теряются навсегда.
 
   Барнаульское общество взаимного кредита, образовавшееся 28 мая 1914 года, относилось к другому типу кредитной городской кооперации. Членами этого общества были представители Барнаульской торговой буржуазии. Через шесть месяцев после открытия, т.е. 1 января 1915 года, в обществе состояло 134 члена с оборотным капиталом в 24 705 рублей.
 
Общество возглавлялось приемным советом и правлением. Председатель совета был П.П. Никольский, членами М.Л. Морозов - представитель торговой фирмы " Морозов с сыновьями", затем Т.Н.Гончаров, С.И.Зудилов, Л.М.Окороков, С.Г.Демин, Л.М.Журавлев. Совет состоял из десяти человек, причем каждые шесть месяцев его состав обновлялся на 15%. Среди членов совета был Колокольников И.Н., торговавший в Барнауле жировыми товарами еще с начала века, Федулов П.И. из фирмы "П.И.Федулов с сыновьями", тут Григорий Осипович Кутузов, торговавший мануфактурой и кожевенными товарами. Состав правления был под стать совету - председатель правления А.Г. Морозов - глава торгового дома, члены:
 
Калистратов В.В., Я.И. Каменских член транспортной фирмы и торгового дома "Братья Каменские", П.С. Лыжин.
 
В течение 1915 года в общество вновь вступили 34 члена с паевым взносом     в   оборотный   капитал 6380 руб. и членскими взносами в размере
 
1940 руб. Таким образом, паевой взнос был приблизительно равен 187 рублям, а членский взнос - 54 рублям. Размах был несравненно выше крестьянских взносов в товарищества. Кредит в обществе распределялся следующим образом: 36 членов имели ссуды в размере 600 рублей, 63 человека в 1000 руб., 2 члена - 1500 руб., 1 член -  1650 руб., 32 человека по 2000 руб., 2 членам по 2500 руб., 12 членов   имели ссуды в   3 000 руб., 1 член в 4000 руб., 11 членов в 5000 руб.,  2 человека в 6000 руб., 1 член в 7000 руб., 1 член 8 000 руб., 3 члена в 10 000 руб. и один член товарищества имел ссуду в 20 000 рублей.
 
Средства общества состояли главным образом из членских взносов в 32 925 рублей и доходов от незнакомой современному читателю операции - от учета векселей, которых было учтено на значительную сумму 243 658 руб. 87 коп. и в результате было получено в виде процентов 13168 руб. 39 коп. Доходы по остальным операциям были незначительными.
 
В течение 1915 года в общество желали вступить 46 человек, однако приняты были не все. Поверочный совет предложил принять 40 человек под личную благонадежность, трое было принято под поручительство, а троим было отказано в приеме. У общества  была одна особенность. Предоставляемый членам  кредит не мог быть меньше 600 рублей, чем сразу определялся масштаб коммерческих интересов членов общества. Правление испрашивало в министерстве финансов России разрешение на понижение представляемого кредита до 300 рублей, однако министерство подобные изменения не разрешало. Общий оборот кассы общества в 1915 году составил 2 009 915 руб. 57 коп.
 
На текущем счету в Русско-Азиатском Банке в Барнауле на 1 января 1916 года находилось 115108 руб. 32 коп. В тоже время, текущий счет в Русском Банке, находящегося в Барнауле для внешней торговли, был значительно ниже - всего 190 руб. 63 коп.  В другом, Сибирском Торговом Банке, на текущем счету на 1 января 1916 года оставалось 205 руб. 46 коп. Большая сумма была внесена обществом в 1915 году на счета Городского Общественного Банка Барнаула - 107 300 руб., но много было и истребовано, и на 1 января оставалось всего 4769 руб. 02 коп.
 
При столь значительных, если не сказать громадных финансовых операциях, общество впустую деньги не тратило, и движимое имущество было очень скромным. Все имущество общества - пишущая машинка за 250 рублей, шкаф несгораемый за 450 руб., шкаф, этажерка, тумбочка, четыре дубовых стола с суконным покрытием, пресс копировальный за 16 рублей и полторы дюжины стульев, а всего имущества на сумму 1047 руб. 44 коп.
 
К концу 1915 года в обществе состояло 168 членен, из них 116 торговцев и промышленников с открытым кредитом в 27550 руб. Затем 18 домовладельцем с кредитом в 22500 руб., лиц свободных профессий всего четверо, с кредитом в 8200 руб. Лиц, состоящих на службе – 15, с кредитом 13 600 рублей. Лиц, состоящих на службе в частных предприятиях - 15, с кредитом в 13 200 руб. А всего открытых кредитов в обществе в конце 1915 года было на 329 тыс. 250руб.
 
Чистая прибыль общества в 1915 году, по сравнению с указанными выше оборотами, вообще составляла скромную сумму 14 375 руб. 62 коп., но ведь главным назначением обществ было предоставление кредитов своим членам, которые получали от этого главную прибыль. В 1916 году общество получило несколько меньший доход в сумме чуть больше десяти тысяч рублей. Причиной этого, как не странно, был большой прилив денег в кассу – это  были возвращены взятые в свое время кредиты, и следовательно, общество недополучило проценты по учету векселей. Вместо запланированных 14 тыс., общество получило прибыль всего в размере 10848 руб.20 коп.
 
На 1 января 1917 года в кассе сумма наличных денег составила 225 тыс. 597 руб. 89 коп. Состав общества увеличился до 210 членов с оборотным капиталом в 42 030 рублей Самая большая группа членов вновь были торговцами и промышленниками - их 131 член, домовладельцев - 26 человек и т.д. Общество работало и в 1917 и в 1918 году. Известное последнее сохранившееся письмо было адресовано обществом Томской казенной палате 12 апреля 1919 года, после чего следы Барнаульского общества взаимного кредита теряются.
 
Обращаемся еще к одному подобному обществу, социальный состав которого был тождественен Барнаульскому обществу взаимного кредита. Это Каменское общество взаимного кредита, открывшее свои действия 17 января 1915 года при 73 членах с взносами в 5250 руб. в оборотный капитал и с обеспечением по обязательствам в 47250 руб.
 
Общество в Камне было довольно престижно. За период с 17 января, т е. со дня организации, до I января 1916 года в общество вступило 78 членов с оборотным капиталом в 18570 руб. и обеспечением по обязательствам на 167 130 рублей - это показатель хорошего имущественного положения кооператоров. На 1 января 1916 года в товариществе состояло 151 члена, с вносами в оборотный капитал 23820 руб. и обеспечением на 214380 рублей. Обеспечение  производилось: недвижимым имуществом на 78930 рублей,  поручительствами на 23500 рублей, личной благонадежностью на 75600 рублей и соло-векселями на 22500 руб. Полученные кредиты в обществе  распределялись следующим образом: 73 члена получили кредиты в сумме по 500 рублей, 40 членов по 1000 руб., два члена по 1500 руб., одни член в 1700 руб., девять членов в 2000 руб., два члена по 2500 руб., 9 человек по 3000 руб., один член в 3500 руб., пять человек по 5000 руб. и три члена товарищества получили ссуды в размере 25000 рублей. Все эти суммы с оборотным капиталом составили 234700 руб. Средства общества в течение исследуемого времени состояли из оборотного капитала образовавшегося из 10% отчислении от членских взносов в сумме 23470 рублей и доходов от операций 1311  руб. 01 коп. Доходы общества формировались из отчислений по операциям, учета векселей, срочных ссуд под процентные бумаги и спецсчета, под векселя и товары.
 
Из книги А.Г.Сыщенко «Золотые годы Сибирской и Алтайской кооперации», г.Барнаул, 1998 г.
 





Сайт разработан при поддержке Международного Фонда Ирландской Лиги Кредитной Союзов.